Понедельник, 21.10.2019, 07:03
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Владимира Вейхмана

Мини-чат
!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Меню сайта

Поэты той поры

Алик Ривин

Иосиф бродский написал на смерть Жукова: 

 Маршал! поглотит алчная Лета
 эти слова и твои прахоря.
 Все же, прими их – жалкая лепта
 родину спасшему, вслух говоря.
 
Бей, барабан, и военная флейта
 громко свисти на манер снегиря. 

 Ну, насчет барабана  и снегиря всё ясно: это от Державина, как и алчная Лета, и флейта. Но откуда же эти «прахоря» (то есть «сапоги» на уголовном жаргоне)? Откуда это смешение штилей – высокого и наинижайшего? Какому предтече в русской поэзии следует в этом Бродский?  

А вот, пожалуйста, сценка из священного писания: 

 Лес гудит зеленою гитарой
гулкими гитарами дерев,
 Иосиф едет в Нил с дитем и шмарой,
 и в пустыне блеет лев.
  
 «Шмара» – не только «проститутка» на воровском жаргоне; но и сожительница, просто любая женщина, независимо от поведения и внешности.
 
 «…Иосиф едет в Нил с дитем и шмарой» 

Это из Алика Ривина – эпатажного поэта предвоенного Ленинграда. Дитя коммунальных квартир, он клянчил по рублю на трамвайных остановках, изображая из себя сумасшедшего. Пробовал влиться в ряды питерского пролетариата, но неудачно: чуть ли не в первый день работы на заводе сунул руку, куда не надо, и станок оттяпал ему пальцы, сделав незадачливого токаря инвалидом. Лингвистический факультет знаменитого ЛИФЛИ (Ленинградского института философии, лингвистики и истории) он то ли сам бросил, то ли его выгнали, и Ривин на какое-то время попал в психушку.  

жить на что-то было надо, и поэт ловил кошек и сдавал их для опытов в научный институт. Однако подопытные животные там не всегда были нужны. Алик отправлялся в библиотеку и, как всегда, проходил в читальный зал, оставив мешок с кошками в гардеробе. 

Лиговская шпана считала Ривина корефаном, и у нее он заимствовал выражения дворового сленга, по сути дела, уголовного жаргона: 

...Мне не спится, 

не кимается, 

сердце 

память сна не принимат, 

все-то жизня вспоминается, 

стыдно, но не виноват. 

 «Кимать» (то же, что «кимарить» или «кемарить» – спать, дремать, вообще отдыхать. 

Вот еще словечко «жихлять», которое любил употреблять поэт: 

 «…Живу, жихляю, умираю, И не желаю замолчать!». 

 И еще:  

 ...Жихляй с фальшивкою в зубах,
 С дешевой рыбкой на губах, 

Но с рыбками не играйся, 

Как по-еврейски говорят,

 

Раз изменив, не извиняйся, 

Раз извинив, не изменяй. 

«Жихлять» – по всем словарям – «расшатывать, раскачивать», но у Алика Ривина в нем явно другой смысл (что-то вроде «шагать», «идти», «убираться прочь»). 

Владел французским, что-то переводил из Мюссе и Верлена. Знакомая редакторша, пожалев неустроенного виршеплета, заказала ему перевод из французского поэта-коммуниста Вайян-Кутюрье. Но Ривин такого напереводил, что редакторше стоило большого труда приблизить его текст к оригиналу. Кажется, это была единственная прижизненная публикация Ривина.

Переводы с языка идиш удавались куда лучше. В стихотворении Моше Вильбака передан не только смысл, но и мелодия оригинала: 

 И пришла весны пора,
 дерево приносит ветки,
 ну а ласточка – птенца,
 и козленочка – коза,
 а теленочка – корова,
 и пришла весны пора,
 для дочурочек пора 
 
Эй, эй,
 эй, Антоша, гомони,
 прозвени
 да на бандуре,
 шуры-муры, буры-туры,
 так вот, эй,
 эй, эй... 

жить хотелось легко и свободно: 

Лишь легкость – гений. 

Труд презрен до злости 

Всем тем, кто только верят и творят.

 

 К продолжению

 

 

Меню сайта